— Мама! Это я, твой сын

Сергей мечтал найти мать лет с двенадцати. Пока он был в детском доме, у него такой возможности , конечно, не было. После того, как ему исполнилось восемнадцать и он «вышел » на свободу, Сергей решил во что бы то ни стало найти мать.

Почему то о том,что бы найти отца он даже не думал, был уверен , что его у него нет. А вот посмотреть в глаза матери он должен был. Просто спросить, почему она его бросила.

Он знал , что если не найдет ее ,это будет мучить его всю оставшуюся жизнь. Просто убедиться , что его вины нет, в том , что его бросили.

Ведь Сережа был здоровым, нормально развивающимся ребенком, когда в годик попал в дом малютки, а потом и в детский дом. Ему об этом рассказала нянечка, которая там работала много лет.

Относительно здоровенького малыша не усыновили, потому он был некрасивым. Большая голова и непропорционально худенькое тельце , крупные черты лица и какие то очень взрослые серые глаза . В общем, малыш не вызывал умиления и никому так и не приглянулся.

С возрастом Сережа превратился в нормального симпатичного ребенка, но подросших детей реже усыновляют, поэтому все свое детство Сережа провел в детском доме.

Наступил час, когда государство дает свободу выросшим воспитанникам и Сергей мог распоряжаться своей жизнью и своим временем.

Сергей получал профессию столяра-краснодеревщика. Ему очень нравилось работать с деревом,он мечтал изготавливать и реставрировать мебель.

Не знаю, как ему удалось найти информацию про свою мать , но ровно через полгода после начала поисков, он стоял перед дверью квартиры, в которой жила его мать .

Сергей никак не мог решиться нажать на дверной звонок, хотя понимал не уйдет , не выяснив , то что было так важно для него.

Звонок все таки прозвенел своим дребезжащим , металлическим звуком, словно недовольный , что его потревожили.

За дверью послышались шаги, немного шаркающие , как будто шел пожилой человек . Сергей провел рукой по лбу, на котором выступила испарина. Он понимал , что не знает, что скажет, хотя проговаривал тысячу раз про себя вопросы , которые он задаст ей.. Маме.. Звучало это слово странно, для него странно..

Ведь дети миллион раз произносят это слово, но не дети в детдоме..

Дверь открылась и и на пороге стояла женщина неопределенного возраста , закутанная в шаль. Шаль была кое где с дырками, но явно теплая.

-Вы из ЖЕКа?- сразу спросила женщина.

Сергей молча кивнул , растерявшись .

-Не дождешься вас, два раза уже просила прийти, отремонтировать.

С этими словами женщина впустила Сергея в квартиру. Он вошел, огляделся в коридоре и понял , что квартира очень запущенная, нет , в ней было чисто , но старые , отклеивающиеся обои , крошащаяся побелка на потолке , обшарпанная мебель создавали очень угнетающую обстановку. Он посмотрел на женщину и не мог понять , что с ней не так.

Почему она так легко впустила его в квартиру, почему решила. что он из ЖЕКа? Кого она ждала, сантехника, электрика? Но в любом случае , Сергей решил не признаваться пока , зачем он здесь.

-Что тут у вас? -Задал он наводящий вопрос.

-Так под ванной же течет, соседи жалуются.

Через два часа, когда Сергей разобрался, в чем причина потопа под ванной, сходил в магазин сантехники за новым сифоном, заменил его, попутно починив еще и подтекающий кран на кухне, он уже почти все понимал про эту женщину.

Он уже точно знал, что это его мать, увидев лежащую квитанцию в коридоре с ее фамилией. Он понял, почему она казалась немного странной. Ее развитие остановилось примерно на уровне восьмилетнего ребенка. Она не была сумашедшей или алкоголичкой, она была просто инвалидом детства.

Сидя на кухне, где Валентина ( так звали его мать) налила ему чай, Сергей незаметно осматривался . Квартира , конечно, в ужасном состоянии, мебели почти нет.

— Дети у вас есть ? Почему они вам не помогают? Ремонт бы вам не помешал.-

Сергей спросил это и его сердце, казалось, остановилось от волнения.

— У меня ведь был ребеночек, но его забрали. Он был еще маленький, сказали , что я больная, неполноценная и не смогу его вырастить.Забрали, забрали сыночка..-

Валентина закрыла лицо руками и заплакала. Она была сама как ребенок , худенькая , маленькая.

— Знаешь, я ведь была нормальной в детстве, как все в восемь лет, пока нас с мамкой машина не сбила. Так в один день я лишилась и мамки и ума.

И когда я выросла, то решила ребеночка родить. Ведь если я была умной , пока меня не сбила машина , значит и ребеночек будет нормальным. Замуж меня никто бы не взял., на дурочках не женятся. А ребеночка хочется, что бы заботиться о нем.

Сосед мой был добрым, он и коляску мне купил, потом он переехал, когда его жена догадалась . А ребеночка все равно потом забрали и его я больше не видела.

Валентина сидела на шаткой табуретке и по детски размазывала слезы по лицу. Сергей смотрел на нее и понимал, она совершенно одна и никому не нужна.

Как она еще не лишилась этой своей маленькой квартиры в хрущевке, ведь она как ребенок, беззащитный и доверчивый.

Сергей не смог в этот раз признаться, сказать , что он ее сын. Но он решил , что не оставит свою мать, какая бы она не была , на произвол судьбы и будет заботиться о ней.

Сергей понимал, что больше всего на свете ему хочется сказать ей :

-Мама! Это я , твой сын. И я тебя не брошу!-

И он обязательно это скажет… Ведь он нашел свою мать и она обрела сына, просто пока не знает об этом..