«На память о любимой свекрови мне осталась ее разоренная квартира»

С Натальей Андросовой меня познакомила приятельница. Женщина согласилась рассказать печальную историю своей жизни. После смерти мужа наша героиня не может доказать, что имеет право жить в квартире, за которую исправно платила несколько лет

Моя собеседница – невысокая хрупкая молодая женщина. Со спины ее можно принять за школьницу-подростка. Вот только печаль в ее зеленых глазах так не по-детски глубока. И ее взрослая тоска наводит на мысли о том, как немало уже эта женщина испытала в свои 38 лет.
Родилась Наташа Баскова 7 июля 1979 года в Вологде. Ее мама Надежда Рафаиловна родом из Великоустюгского района. Она приехала в Вологду учиться, да тут и осталась — работала сначала поваром в яслях, потом санитаркой в горбольнице. Папа, Сергей Львович, работал печником и сантехником. Он влюбился в Наташину маму и влюбился в нее, как уверяет мама, с первого взгляда. Жили молодые в Вологде на Втором Пролетарском переулке, там Наталья и родилась.

— Наш дом был в районе улицы Мохова, когда его снесли, переулок перестал существовать, — объясняет моя собеседница. – Нашу трешку на втором этаже двухэтажного дома с печным отоплением вспоминаю до сих пор. Там мы так хорошо и дружно жили с родителями и братом!
Наталья с детства мечтала стать врачом: делала куклам уколы, бинтовала «раны», прописывала пушистым мишкам и белкам таблетки. Но жизнь внесла свои коррективы. Отец стал сильно пить, денег не хватало даже на самое необходимое. Стало ясно, что о медучилище и тем более институте придется забыть. После девятого класса пошла Наталья в профессиональное училище №12, где получила среднее образование и профессию швеи.

Получив образование, она уехала от родителей – жить с ними стало невозможно, постоянные скандалы и драки вымотали все нервы. Жила у подруг. Работала на льнокомбинате. Однажды у подруги познакомилась с Сашей – он показался ей интересным и веселым.
— Мы стали с Сашей жить вместе в его доме на улице Ветошкина, — вспоминает Андросова. – Но после 2000 года, когда у нас родился сын, отношения испортились. Через четыре года мы расстались. И я с малышом опять осталась одна. Правда, Саша сына не бросил, он ему до сих пор помогает.

А тогда начались по-новой скитания Натальи по подругам, знакомым и соседям. Надолго она обосновалась у одной верной подруги Татьяны: та жила одна и молодую мать с сынишкой к себе пустили.
— Татьяна была маляром, она рассказала мне, где получить эту профессию, и мы стали работать вместе, — продолжает Наталья. – В 2003 году у моего отца случился инфаркт, потом инсульт, и он умер. Спустя несколько лет мама предложила, чтобы сын жил с ней и братом, а я устроила бы личную жизнь. И я согласилась.

— Летом 2010 года я работала на фабрике игрушек, –улыбается приятным воспоминаниям Наталья. – Там выпускали пластмассовых Чебурашек, кубики, детские столы, парты, шкафчики. Теперь фабрики нет, закрылась. 5 июня в зале, где я красила гидроманипулятором большие кубы для детсадов, появился он, высокий красивый парень. Мой Руслан. Он сказал, что работает сварщиком и что ему велели сварить основы к партам и столам. А потом собрать их, прикрутить крышки к металлическим основам.
Так и стали Наташа и Руслан работать в одном цехе. Новый коллега был старше Наташи на 11 лет. С женой он развелся – по словам Руслана, та была ревнивой и придирчивой. Детей у пары не было, и после развода супруга ушла от Руслана обратно к маме, а до этого они вместе жили в его квартире на улице Маяковского.

— Руслан очень радовался, что не прописал к себе экс-супругу, иначе та непременно стала бы претендовать на квадратные метры, — говорит Наташа. – А он не один в квартире остался, а с мамой Надеждой Васильевной. Я с ней вскоре познакомилась, когда Руслан меня к себе пригласил.
Надежда Васильевна сразу понравилась Наталье, она встретила пару с накрытым столом. Отвыкшая давно от такой заботы Наташа даже заплакала.

— Мама Руслана предложила мне остаться жить с ними, — вспоминает Наталья. – Сказала, что во всем поможет и вмешиваться в наши отношения не будет. И я согласилась – и не прогадала. Свекровь моя все время что-то шила, готовила. И меня потихоньку учила всему, что умела. Я ведь дома даже готовить толком не научилась. А теперь могу сварить, что угодно: хоть суп, хоть варенье, хоть рябиновый компот. Ни одного грубого слова я не услышала в этом доме при Надежде Васильевне. Она дарила мне подарки, она же настояла, чтобы мы поженились – так я стала Андросовой. Началась для меня новая жизнь, счастливая, хотя я этого еще не понимала, только потом оценила. На память о любимой свекрови мне осталась ее разоренная квартира.

Несчастья в семье начались 13 октября 2013 года. Свекровь сначала заболела гепатитом, потом у нее неожиданно случился инфаркт, и Надежду Васильевну увезли на скорой. В тот же вечер в отделении реанимации кардиологии горбольницы она умерла. Через несколько дней после этой трагедии сразил инфаркт и Руслана – его увезли в больницу Водников прямо от проходной завода, где он в то время работал.
— Он давно ходил бледный, жаловался на слабость, — вспоминает Наташа, — но мужчину разве уговоришь отправиться в поликлинику просто так? Через месяц мужа выписали из больницы, но о работе сверщика и думать было нельзя. Стали решать, как быть дальше, ведь надо было жить: платить за квартиру, есть-пить и одеваться. Оформил Руслан группу инвалидности, нашел работу: возил тележки в магазинах, дворником подрабатывал. Все это ему не нравилось, само собой. И Руслан начал попивать. Сначала понемногу, а потом стал приводить домой целые компании незнакомых мужчин. Они, бывало, выпивали по два-три дня.

Запои Руслана становились все длиннее. Отношения супругов быстро стали портиться.
— Я тогда не проследила, оформил муж наследство матери или нет, — рассказывает наша героиня. – Знала, что он ходил к нотариусу, есть и его расписка — показывает она половинку обычного листа с записью нотариуса, датированную апрелем 2014 года. Там написано, что нотариус приняла документы и указан номер телефона, по которому нужно было позвонить. – Я рассуждала, что квартира не моя и что неприлично контролировать процесс. А зря.

Жить с Русланом стало невыносимо: он развел в квартире ужасную грязь и беспорядок. Свалка грязной одежды и обуви расположилась на полу. Дверцы шкафов, стулья и даже оконные рамы разломали пьяные дружки мужа Натальи. Помои, окурки, пустые бутылки заполонили квартиру, везде царила ужасная вонь.
— Делать уборку он мне запрещал, — говорит Наталья. – Каждый вечер водил компании, врубал музыку на всю катушку, и друзья гуляли ночи напролёт. И я снова стала скитаться по подругам.
Новая страница жизни открылась 4 ноября 2016 года.

— Я в тот день после работы ушла ночевать к подруге на улицу Строителей, — вспоминает Андросова. – Она живет с сыном-инвалидом и мужем. Там и ночевала. А утром пятого числа в квартиру постучались полицейские. Они сказали, что меня подозревают в нападении на мужа, и забрали в отдел. По дороге сотрудники полиции рассказали, что Руслана нашли в квартире без сознания. У него были перебиты руки и ноги, табуреткой разбита голова. Он впал в кому и 8 ноября умер, не приходя в сознание.
Наташу отпустили, потому что к трагедии она была непричастна. Преступников так и не нашли. Соседи показали, что в тот роковой вечер Руслан привел троих мужчин, которых ранее они не видели. Слышали звуки ссоры и крики. Похоронить Руслана вдове помогли власти: денег он не оставил. Зато оставил большой долг по квартплате.

— После смерти мужа я вернулась жить в его квартиру, — продолжает женщина. – Я полгода там все отмывала, травила клопов и тараканов. Мебель пришлось выбросить. Долг по коммуналке я постепенно погасила. Да вот еще напасть: зимой потекли трубы, пришлось их менять, хотя лишних денег не было. Плита была старой, и после очередной проверки у меня отключили газ. Окна тоже пришлось менять.
Не успела Наталья привести жилье в порядок, как выяснилось, что Руслан так и не зарегистрировал квартиру на себя. Наталья по совету подруги бросилась к юристам. Сейчас она пытается восстановить свои права на жилье: ведь Руслан был наследником своей мамы, а Наташа стала его наследницей как жена. Квартира приватизирована в 2006 году.

— Недавно я подала в суд, чтобы получить права на жилье, — рассказывает Наталья. – Юристы говорят, шанс выиграть дело есть. Хотя я не оформила свои наследственные права на имущество умершего мужа, но приняла все меры по сохранению квартиры. А после этого, надеюсь, все мои беды кончатся, и начнется новая жизнь.